Яблочный перфоманс

Первый летний месяц выдался особо «жарким» для любителей искусства и почитателей прекрасного. Особенно насыщенными были дни у актрис, режиссёров, продюсеров. Они блистали на зелёной дорожке 31 Московского Международного Кинофестиваля, неожиданно сменившую красную, работали на кинопросмотрах, а вечером посещали светские мероприятия, которые бывают только раз в году и рассчитаны на самый взыскательный вкус.

Вечер «Русского Силуэта» традиционно собрал самую изысканную публику в зале «Яблоко» Галереи искусств Зураба Церетели, который сам по себе является произведением искусства. То, что происходило в нём 25 июня, было поистине феерическим сочетанием безмолвного великолепия скульптур и яркого, живого перфоманса.

Никита Михалков в образе капитана яхты сразу задал настроение пламенной речью в поддержку молодых дизайнеров. Затем по-семейному передал микрофон Татьяне Михалковой, президенту Благотворительного фонда «Русский Силуэт», которая обворожив своей теплой улыбкой заполненный до отказа зал, объявила о начале показа. Свет заиграл на рельефных стенах зала, музыка ударила первый бит, и на подиуме появились утончённые модели, одетые в вещи от молодых российских дизайнеров –полуфиналистов «Русского Силуэта». Коллекции удивляли своим разнообразием: это были и футуристические лаковые «космические» костюмы от Елены Цинк, и забавные разноцветные одеяния из коллекции «Каникулы в Куршавеле», заставившие позабыть о кризисе и помечтать о зимнем отдыхе в горах. Правда, девушки в прозрачных «кольчугах», струящиеся по подиуму как греческие жрицы, быстро переключили мужскую половину зала на совсем иные размышления. Яркие цветы в волосах прекрасных девушек-нимф, вышедших из «Других сказок» дизайнера Екатерины Сёминой, радовали взгляд, в нарядах тонко сочетались различные текстуры и оригинальность отделки.

В завершение показа к многообразию идей и стилей добавилась европейская простота, шик и утончённость линий от победителя Международного конкурса молодых дизайнеров «Русский Силуэт» 2007 года Андрея Репина. Перед самим показом выяснилось, что три вечерних платья, украшения и клатчи загадочным образом не были доставлены в срок, но эту досадную случайность компенсировало обаяние актрис театра и кино, которые принимали участие в показе. Настя Задорожная красовалась в полупрозрачных штанах, срывая аплодисменты у восторженной публики, Наталья Лесниковская в шелковом платье необычного покроя смотрелась подлинной кинодивой, Дарья Чаруша предстала в образе Жаклин Кенеди XXI века. Ничем не уступали им Саша Прокофьева, Серафима Низовская, Марина Коняшкина, Юлия Байдина, а также Лариса Удовиченко, вызвавшая бурю оваций и всеобщий восторг. В показе также принимала участие актриса Татьяна Федоровская, которая не только профессионально прошлась по подиуму, но и с успехом справилась с ролью ведущей вечера.

Восторженное настроение гостей после показа виртуозно поддержал гитарист Фредерик Белинский. Позабыв о фуршете, приглашенные удобно расположились в лаунж-зоне и на протяжении трёх часов аплодисментами удерживали музыканта на сцене.

Зураб Церетели, хоть и опоздал немного, но всё же успел почувствовать атмосферу вечера, и ещё долго сидел с Татьяной Михалковой, всеобщей любимицей актрисой Натальей Белохвостиковой, Юрием Николаевым и Леонидом Якубовичем. Среди гостей были замечены Анфиса Чехова, Олег Овсиёв, Эвелина Бледанс, Виктория Боня. Кира Пластинина с удовольствием общалась с молодыми дизайнерами.

Вечер прошел, в воспоминания ещё надолго останутся с нами. До следующего лета.


Юлия Байдина.

12 маленьких коллекций

«Русский силуэт» как всегда на высоте

11 ноября в Гостином дворе прошел финал VII Международного конкурса молодых дизайнеров «Русский силуэт». Здесь собраны лучшие коллекции из представленных на показе.

Статистика финала VII «Русского силуэта»:
57 коллекций
67 дизайнеров
100 моделей
25 членов жюри
13 стажировок
70 журналистов
2000 зрителей
1000 стульев
показ длился 1 час 30 минут
призами отметили 22 коллекции

TOP 10:
10) Маргарита Нанушян, Наира Стамболцян – «Чтобы помнили…» (Москва).
Коллекция основана на форме звезды. У девочек большое будущее в области конструирования костюма. Маргарита, например, придумала главный элемент в прошлой коллекции Ольги Роминой – так называемые «решетки», которыми Ромина так гордилась.
9) Анна Исаичкина – «Штрихкод» (Санкт-Петербург).
Насчет этого выхода Егор Зайцев интересовался: «Это новый вариант головного убора для Татьяны Михалковой?»
8) Иванова Ольга – «С ног на голову» (Санкт-Петербург).
Это пять белых платьев. Юбка, зеркально отражающая верх (то есть рубашку), свидетельствует о наличии мысли в голове дизайнера. Хотя бы одной. Ольга выиграла участие в коллективном показе RFW вместе с еще тремя конкурсантами.
7) Екатерина Холтобина – «Голубка» (Омск).
Здесь много цветов: красный, розовый, черный, серый, синий, голубой, салатовый… Но они грамотно сочетаются. Эффектное синее платье в белую голубку сразило Александра Варламова (руководителя минского конкурса «Мельница моды») и Наталью Туровникову (представителя центра моды «Kopenhagen Fur»). Екатерина поедет в Данию и в Белоруссию.
6) Александр Хрисанфов – «Амели» (Самара).
Молодому человеку 21 год, а он мало того, что симпатичен, хорошо воспитан и умен, так еще и создает красивые коллекции. Эта – в основном из тканей Max Mara. Аксессуары Александр делал сам из камней Сваровски. Оттачивать мастерство дизайнер будет у Игоря Чапурина. А перед стажировкой в ESCADA хочет поправить свой английский с помощью приза компании ITEC – сертификата на изучение иностранного языка.
5) Екатерина Слива – «Ботанический сад» (Омск).
Неизвестно, обратил ли кто-нибудь внимание на что-то, кроме ажурного пояса для мужских гольфов, плотно облегающих мальчишескую фигуру, но остальная часть коллекции была ничуть не хуже. Посмотреть на пятерых мальчиков еще раз можно будет весной на RFW или в одном из ближайших номеров журнала L’Officiel.
4) Мария Ковалева – «В тумане» (Москва).
Японская минималистичная коллекция абсолютно в стиле Александра Терехова. Поэтому он ее и выбрал.
3) Анна Булатова – «Шинель № 5» (Благовещенск).
Что может быть красивее девушки в шинели? Особенно если длина до колена и узкая талия. В белом платочке с румяными щеками. Очень сексапильно.
2) Евгений Молчанов – «Каменный цветок» (Воронеж).
Этот юный выдумщик «сделал» всех! Не только конкурентов, но и Чистову-Эндоурову, которые пригласили его на стажировку. А перед награждением девушки-модельеры обсуждали, как лучше поступить: «Может, дадим денег, и нечего у нас под ногами две недели тусоваться?»
1) Андрей Репин – «Улица 69» (Москва).
Одно слово – лидер. Как он будет распределять свое время – загадка даже для него самого. Отдельный полноценный показ на RFW, как у взрослого, стажировки у Людмилы Нарсоян в KUSSO, у Эвелины Хромченко в L’Officiel, в центре моды «Kopenhagen Fur», от компании BOSCO – в Mariella Burani, главный приз – годовое обучение в магистратуре института Marangoni. Ну и Гран-при.

Репортаж

Вырисовывается интересная тенденция: на VI «Русском силуэте» победил Руслан Гуменный – мальчик из Москвы с пятью платьями. На этом VII финале конкурса тоже победил мальчик из Москвы с пятью платьями – Андрей Репин. Только если в прошлый раз у Гуменного были сильные конкуренты – Маргарита Саяпина и Анна Мишарина с незабываемой коллекцией «Брат архитектора», и в жюри были горячие споры между Хромченко и Зайцевым, то у Репина конкуренции не было вовсе. (А Эвелине и поспорить было не с кем.) Произошло интересное совпадение: за день до конкурса, на примерке, ему вручили документы не как всем, а со словами: «Торжественно приглашаем тебя на финал VII Международного конкурса молодых дизайнеров «Русский силуэт»!» В шутку, разумеется. Как будто предчувствовали, что его участие не останется незамеченным. Хотя сложная технология изготовления коллекции заставляет задуматься об амбициях автора. Платья состоят из двух слоев: поролона и самой ткани, то и другое скроено по одинаковым лекалам. Как объяснил сам Андрей, иначе плащи, пришитые к спине, оттягивали бы ткань назад. Вообще эта коллекция была сделана на защиту диплома в феврале. С прошлыми своими творениями Репин участвовал в V и VI «Силуэте», и оба раза не доходил до финала. А теперь ему 26 – мужчина в самом расцвете сил – пришло время.


В комнате жюри после показа была волшебная атмосфера. Судьи, как школьники на контрольной, подглядывали друг к другу в ведомости, списывали, кто-то закрывался от соседа по дивану, а кто-то подсказывал. Например, Бернардо Паоли – представитель института Marangoni, который давал главную стажировку, - долго не мог решить, кого он выберет, и его направили за советом к Эвелине Хромченко как основному специалисту по поиску молодых талантов. А она сама в тот момент еще чистила мандарин и думала. (Кстати, в ведомости, в графе для примечаний, где все обычно что-то пишут, Эвелина рисует.) Паоли и Хромченко сдали свои бумажки самыми последними. Людмилу Нарсоян тоже пришлось ждать. «Я правда думаю!» - возмущалась она. Все они выбрали Репина. И не только они. Когда остатки ведомостей удалось «вырвать» у членов жюри и подсчитать баллы, оказалось, что Андрей Репин – абсолютный чемпион. Татьяна Михалкова объявила результат, и раздались аплодисменты. Такого единодушия в жюри не было никогда.


В этой ситуации пострадал только один человек – Виктория Андреянова. Дело в том, что Андрей Репин до сих пор у нее работал. Она была рада за молодого и талантливого дизайнера, но на afterparty в «Метрополе» обронила фразу: «Я сегодня столько приобрела, но в то же время что-то теряю…» А приобрела она Екатерину Сливу и Анну Коннову, у обеих есть что-то от стиля Андреяновой. Вдвоем они могут стать достойным утешением.


По окончании показа, когда члены жюри шли в специальную комнату, путь им без конца преграждали журналисты с одним единственным вопросом на устах: кто ваш фаворит? Так вот председателю жюри – Татьяне Михалковой – приглянулась коллекция «Хармсиада» Анастасии Кривушиной из Питера. Но оказалось, что большинство членов жюри ее не заметили. Татьяна Евгеньевна не расстроилась и отправилась к судьям. Через несколько минут она вернулась со словами: «Продажа коллекции в магазине BOSCO!» Точно таким же путем «Шинель №5» из Благовещенска получила подарок от Московского клуба визажистов «Форум». И это справедливо: Татьяна Михалкова председатель жюри и президент фонда «Русский силуэт», она знает, что молодых дизайнеров надо поддерживать и отмечать.


Анастасия Барышева.
«Российские вести» №(42)1892


Российские дизайнеры оторвались от реальности

Благотворительный фонд "Русский силуэт" провел VII Международный конкурс молодых дизайнеров. Автор коллекции "Улица 69" московский дизайнер Андрей Репин выиграл девятимесячное обучение в Лондоне стоимостью 21 тысячу евро.

Не для мужчин
В воскресенье в Гостином Дворе собрались многочисленные почитатели новых коллекций молодых дизайнеров. На суд жюри были представлены 57 коллекций из разных городов.

– Интересные работы есть, – рассказал «Москору» член жюри, всемирно известный историк моды Александр Васильев. – Лучше всех, на мой взгляд, коллекция из города Шахты под названием «Голубая кровь». Она самая талантливая и элегантная.

По слова Васильева, среди представленных коллекций «Русский силуэт» 2007 года много безвкусицы и аляповатости.

– Самое тревожное для меня – мужские коллекции, – признался мэтр. – Что модельеры думают о наших мужчинах и о русском климате, я не знаю. Почему в стране, где 65 % земли вечной мерзлоты, мужские модели, которые нам показывают, состоят в своей основе из трусиков с подтяжками, юбок и шорт. Непонятно мне также, почему мужские модели сделаны в таком стиле, что молодые люди все время выставляются эротичной игрушкой в руках женщин.


Над нами не каплет

По мнению Васильева, такие наряды не способны надеть ни ученые, ни артисты, ни спортсмены, ни студенты.

– Я задавался вопросом, какой класс нашего населения сможет выйти на улицу или прийти в офис в представленных костюмах, – добавил Васильев. – Может быть, дети олигархов? Я уверен, что даже наши русские геи будут бояться выйти так на улицу, потому что их сразу же поколотят.

В зале Гостиного Двора было холодно. Манекенщицы, которые, по задумке модельеров выходили на подиум босиком, после показа, еле касаясь мраморного пола, стремглав летели в свои гримерки. Основная часть зрителей согревалась бесплатным кофе. Дизайнеры, которые не прошли отбор для участия в «Русском силуэте», но пришли, чтобы поддержать своих коллег, согревались тем, что танцевали под музыку дефиле.

– Здесь много откровенно плохих коллекций, – рассказала «Москору» дизайнер из Москвы Люлю. – Моя сестра не прошла по конкурсу, но ее коллекция гораздо лучше большинства из того, что я здесь увидела. Вообще «Русский силуэт» один из лучших независимых конкурсов. Здесь большой состав жюри, поэтому можно рассчитывать на объективный результат. Победа в этом конкурсе может сделать модельеру имя.

Нереально, но эмоционально
Среди зрителей конкурса «Русский силуэт» был автор и ведущий аналитической программы «Постскриптум» Алексей Пушков. Поскольку Алексей не входил в жюри, после дефиле всех дизайнеров-конкурсантов, он собрался покинуть Гостиный Двор.

– Мужские коллекции, показанные сегодня, меня глубоко впечатлили, но я бы никогда в жизни это не надел, – сказал Алексей Пушков. – Более того, я не представлю себе, чтобы кто-то мог позволить себе надеть такое. Особенно мне понравился мужчина в черном балахоне, за которым по земле волочился длинный белый шлейф в крупный темный горох. Я бы хотел, чтобы он в таком виде прошелся по Тверской. Интересно, какое расстояние ему удалось бы преодолеть? По словам Алексея Пушкова, конкурс «Русский силуэт» стал близок к понятию абстрактная живопись, которая ничего не изображает, но передает массу эмоций.

– Я это воспринимаю как художество в области костюмов, не имеющее никакого отношения к реальной жизни, – рассказал «Москору» Алексей Пушков. – Я смеялся раз десять. Зато улучшил себе настроение.

По сравнению с прошлым годом коллекции стали более абсурдны и вычурны. Особенно мужские модели, которые подойдут либо для эпатажа, либо для театра абсурда.

– Если честно, все мужские коллекции не надеваемы, – прокомментировал работы российских дизайнеров директор по развитию группы компаний «Боско» Константин Андрикопулос. – Мне понравилась коллекция дизайнера из Москвы «Улица 69». Это не мой московский шовинизм, просто замечательная коллекция.

Мы растем
Коллекция «Улица 69» стала победителем конкурса «Русский силуэт». Ее автор – дизайнер Андрей Репин получит возможность в течение девяти месяцев обучаться в институте «Марангони». Несмотря на то, что сам институт итальянского происхождения, Андрей пройдет обучение в его филиале в Лондоне. По окончании престижного вуза он получит международный диплом – такой же как у Дольче и Габанны.

Самарский дизайнер Александр Хрисанфов с коллекцией «Амели» и москвичка Татьяна Комарова с работой «Да в смысле нет» получили возможность месяц стажироваться в Германии в компании «Эскада». Еще трех молодых дизайнеров, в том числе и Андрея Репина, наградили поездкой в датский Европейский центр моды «Копенгаген-фур». А модельеру из Петербурга Анастасии Кривушиной с коллекцией «Хармсиада» предложили выставить свою работу в магазинах «Боско».

– Самые талантливые участники «Русского силуэта» получили 26 призов от спонсоров, – рассказали организаторы мероприятия. – Восемь модельеров поедут на стажировку за границу бесплатно.

Председатель жюри Татьяна Михалкова осталась довольна увиденным.

– В этом году нам представили сильные коллекции, – призналась «Москору» Татьяна Михалкова. – Все работы слишком разные, поэтому нам было трудно выбирать призеров. По сравнению с прошлым годом наши дизайнеры резко выросли.

Мария Орлова

"Московский Корреспондент", №52


КТО ДИКТУЕТ МОДУ


О том, как развивается российский рынок моды, к чему это приведет, какие проблемы с эволюцией у наших молодых дизайнеров и какие у западных, что творится на мировых подиумах, почему погибают российские марки, как открывают новые имена и как дизайнеру попасть на страницы модного журнала. Об этом беседа корреспондента «Российских Вестей» с Эвелиной Хромченко, экспертом в области моды, главным редактором журнала L’Officiel. 


 - Как Вы можете прокомментировать этот странный процесс, происходящий сейчас в российской моде?
 - Что именно кажется вам странным и непонятным?


 -  Хотя бы то, что у нас две Недели моды.
 - Это очень характерно для начинающего рынка, у которого за плечами не особенно длительный период развития. Например, в Нью-Йорке на сегодняшний день помимо New York Fashion Week, которая происходит в тентах Брайант-парка, существует еще череда показов, которые не входят в официальное расписание -  фактически, альтернативная неделя моды в Альтман билдинг. Там показывают молодые дизайнеры, которым, с одной стороны, еще не хочется формализировать себя в моде, а с другой стороны, их не устраивают цены на обслуживание, которые существуют на New York Fashion Week. Есть две недели в Бразилии: в Сан-Паулу и в Рио, в Китае: в Пекине и в Шанхае…
Поэтому я оцениваю ситуацию на российском рынке, как абсолютно естественную. И ничего удивительного в ней для меня нет. Я уверена, что через некоторое время она войдет в норму: мероприятия сольются в одно. Замечу, что в нынешней ситуации журналистам физически сложно посетить все российские показы, которые так разнесены во времени. К тому же есть огромное количество новых брендов, которые, назвав себя домами моды,  на самом деле таковыми не являются. Сборник маленьких ателье, у которых нет никакого тиража, и которые не демонстрируют ничего интересного с точки зрения креатива. Весь креатив в большей степени собран на Russian Fashion Week и на независимых площадках.


 -  Какие западные Недели моды Вы посещаете?
 - Самые «развитые» недели, чтобы впоследствии правильно работать и правильно информировать читателя. Мы отправляемся в Нью-Йорк, Лондон, Париж и Милан. Лондон для нас – чисто образовательная практика, работа на будущее. Потому что среди больших Домов, которые являются серьезными игроками рынка, и при этом показывают свои новые коллекции именно в Лондоне, там я могу громко обозначить только Пола Смита. Вивьен Вествуд, Джон Галльяно, Александр Маккуин, Стелла Маккартни показывают в Париже, Burberry презентует свое шоу в Милане, Мэттью Уильямсон в Нью-Йорке. Кстати, по уровню организации Лондонская неделя мало чем отличается от Russian Fashion Week. Естественно, до высот Парижа и Милана всем остальным неделям подняться достаточно сложно. Миланская неделя – хорошо выстроена, интересна с точки зрения контента. Нельзя не отдать должное итальянским дизайнерам в области креатива. Но настоящий пир креатива – это Париж. Нью-Йорк на сегодняшний день демонстрирует массу хорошенькой носимой одежды, которая должна составлять  основу гардероба каждой женщины. Хотя в США есть действительно великие дизайнеры, к примеру, Марк Джейкобс или  Ральф Лорен. Ральф Лорен – отлично развитый Дом моды, который не только работает на высоком международном уровне, но и задает тон во всем мире.

 - Что Вас настораживает в творчестве наших молодых дизайнеров?
 - Меня беспокоит то, что они не черпают вдохновение из истории русской моды, обращение к традиции могло бы помочь им не быть блёклой калькой с коммерческих коллекций известных западных Домов. Ведь существуют большие наработки в области кроя, декора и отделок в русском национальном костюме, сохранилась масса ремесел. А отчетливо использует их в своем творчестве один только Симачев. Мне кажется, такое богатство, по меньшей мере, требует изучения. Кстати, молодые белорусские и украинские дизайнеры очень творчески интерпретируют богатство своего фольклорного костюма, для того чтобы делать абсолютно оригинальные вещи и при этом далекие от лубка.


 - Почему в России не происходит бурного развития производства дизайнерской одежды?
 - Я не очень понимаю философию наших производителей одежды. Одежда – креативный продукт, который ты хочешь продать. Так нужно же людям его показать. Что же вы не привлекаете своих оптовых покупателей – байеров? Почему вы не хотите, чтобы у вас был сформирован заказ? Что мешает на основе коллекции создать хотя бы лук-бук, отправить его в редакции журналов, байерам? Но ничего не делается сезонами, годами, десятилетиями. Конечно, никто их этому не научит. Они могут научиться этому только сами. Должно пройти время. В данном случае лучший учитель – жизнь. Когда им надоест своей собственной кровью поливать свой маленький бизнес,  когда они задумаются: по какой такой причине у Армани много бутиков, а я не могу открыть даже один, и перестанут приводить глупые объяснения своим неудачам, а найдут людей, которые за нормальные деньги выстроят им бизнес-концепцию, и когда они начнут следовать этой концепции, тогда, я вас уверяю, будет все: и лук-буки, и правильные презентации, и производство.


 - Какова схема «взросления» молодых дизайнеров на Западе?
 - Там абсолютно другая ситуация. Люди, выросшие в капиталистическом мире, где ничего не достается просто так, великолепно понимают: я – молодой дизайнер. Для того, чтоб открыть свою фирму, мне необходим опыт. После учебного заведения я иду работать ассистентом в известный Дом. И я страшно счастлив, если меня туда взяли. Я работаю ассистентом в Доме. Через некоторое время, если я хорошо работаю, из меня делают «правую руку», я становлюсь первым в дизайнерской команде. Это большое жизненное достижение. Потом, если я талантлив, меня назначают главным дизайнером какого-то другого Дома, поменьше. А потом меня перекупают в Дом побольше. И, наконец, я уже дизайнер очень крупного и большого Дома. Когда я дизайнер большого Дома, мне совсем хорошо: у меня очень большая зарплата и очень большие бонусы, я становлюсь звездой, мое имя раскручено. Когда Дом уже не хочет повышать контракт по деньгам, я говорю: «А можно я заведу свою марку, а вы будете ее финансировать?» А Дом говорит: «А почему бы и нет? Давай. Мы проверили тебя, ты делаешь вещи, которые не только хорошо публикуются, но и хорошо продаются, благодаря тебе у нас выходит 22 коллекции в год, ты большой молодец. Давай, мы купим твою марку». И человек начинает свою собственную марку выпускать под крупной финансовой «крышей». Есть другой путь. Молодой дизайнер говорит: «Я сам всё знаю», и начинает «лепить» свою марку сразу по окончании учебного заведения. Но для того, чтоб ее «слепить», он берет кредит в банке или ищет инвестора. В случае если он берет кредит, он может быстро добиться успеха или быстро разориться. Если же появился инвестор, то всё зависит от инвестора: большой он или не очень. Здесь можно просуществовать и подольше, ведь среди инвесторов очень много меценатов – людей, которым нравится искусство моды и которым нравится то, что делает этот конкретный дизайнер, и они готовы даже терять деньги. Они просто спонсируют молодой талант.
И так существует довольно много молодых дизайнеров. Но через некоторое время, в 90% случаев, эта «халява» заканчивается. Там очень четкая финансовая схема под этим бизнесом. И никто никогда не делает ничего в ущерб себе, своему инвестору, своему владельцу и своему имени в конечном итоге. Если уж бренд запустился, то человек работает не покладая рук, а не соскакивает после первого показа, как часто бывает с нашими «прекрасными» молодыми именами. Поэтому «молодое имя» должно уверенно показаться несколько раз, чтобы ему посчастливилось аккумулировать должный комплект заинтересованных журналистов, которые сделают из него звезду.


 - Вы по-прежнему следите за появлением новых имен?
 - Сейчас я с двух недель собрала имена дебютантов, и мне делают отчет по этим дебютным показам. Дело в том, что никто из них не соизволил прислать мне заранее ни эскизные группы своей коллекции, ни лук-буки – превью своей коллекции. Или хотя бы две-три вещи, которые они собираются показывать, снятые на «мыльницу» на манекене. Я ведь должна понимать, зачем трачу время, отправляясь на дебютный показ абсолютно неизвестного новенького бренда. Сейчас мои сотрудники ходят, всё это фотографируют. На фоне этого я буду делать следующий сезон: куда-то сама  пойду, куда-то отправлю сотрудников. Я провожу много исследовательской работы в области моды. Но я не могу посвятить свою жизнь только начинающим неоперившимся дизайнерам – в мои служебные обязанности входит значительно больше информационных поводов. Поиск и поддержка юных начинающих талантов - информационное меценатство журнала L'Officiel. Я абсолютно уверена, что в следующем сезоне открою какие-то новые имена, как открыла некоторые в этом сезоне.


 - Можете назвать, какие именно?
 - В этом сезоне с удовольствием отметила высокий уровень найденных мною в свое время на московских полуфиналах «Русского Силуэта» Вики Газинской и Руслана Гуменного. Порадовал Сергей Теплов из Екатеринбурга – L'Officiel в свое время первым написали про него среди центральных СМИ. В этот раз я обратила внимание на новенького из Питера Леонида Алексеева. В прошлом сезоне мне показали выборку фотографий с его показа, и я решила «проследить» за его творческим ростом.
У молодых дизайнеров часто бывает такое: первая коллекция - прекрасна, вторая - ужасна, третьей нет, четвертая опять прекрасна, пятой нет. К шестой его забыли. Здесь очень многое зависит от постоянства и усилий самого дизайнера. Очень важно – если начал, тяни изо всех сил. Есть бренды, которые затухают, потому что пошли не по тому пути. Чаще всего вредят звездная болезнь и частные заказы. И чем знаменитее клиенты, тем опаснее эта дорога для дизайнера. Так погиб не один хороший «креатор» в России.


 - Как Вы относитесь к тем, кто начинает с плохих коллекций?
 - Я абсолютно уверена в том, что любой оступившийся в смысле вкуса молодой творец все равно имеет право на существование, по той причине, что всегда можно исправить свои ошибки. Не бывает начинающего творца без ошибок. Но если у тебя есть большой опыт за плечами, то всегда можно разглядеть божью искру в человеке. Надо им помочь, и мы делаем это. Просто мы, как журнал, который демонстрирует определенный уровень предложений, не можем писать о дизайнерах, которые искренне, но совершенно безосновательно уверены в том, что они звезды. Им кажется, что это какие-то «политические интриги». Нет, конечно, никаких интриг. Просто вы, ребята, начните показывать хорошие и красивые вещи, тогда о вас и напишут, где бы вы там ни показывались, хоть на японской неделе моды. А попасть на страницы модного журнала очень легко. Сделал красивые вещи и попадешь – 100% вероятности.
Беседовала Анастасия Барышева